опрос месяца

Результаты

Дискуссия об исламских финансах. Ремарки на полях Гайдаровского форума

исламские финансы обсуждаются на гайдаровском форуме

14 января 2016 года в рамках ежегодного Гайдаровского форума состоялась экспертная дискуссия – обсуждение тематики исламских финансов. Организаторы Гайдаровского форума включают данную проблематику в число пленарных обсуждений уже второй раз, за что мы им, безусловно, благодарны. Кроме того, следует отметить работу модераторов данного мероприятия – доцента МГУ Магомета Яндиева, а также заместителя заведующего лабораторией эмпирических исследований РАНХиГС Бекхана Чокаева, на плечи которых легла вся подготовительная работа этого заседания. Гайдаровский Форум – одно из самых авторитетных международных мероприятий, честью выступить на котором считают руководители стран, правительств, парламентов, крупных корпораций и научных институтов. Об уровне Форума говорит ранг спикеров и приглашенных экспертов – в первый день на других заседаниях выступал Председатель Правительства Д.А. Медведев, министры финансов и экономики, председатель Государственной думы ФС РФ и др. Так что включение исламских финансов в число тем Гайдаровского форума свидетельствуют не только о важности и актуальности исламских финансов для России, а также и о том, что властные структуры это тоже осознают.

В качестве выступающих были приглашены:

  • Заместитель Председателя – Статс-секретарь Банка России А.П. Торшин, который является также заместителем руководителя Рабочей группы по партнерскому банкингу Центрального банка Российской Федерации;
  • Заместитель руководителя Комитета по финансовому рынку Государственной Думы ФС РФ Д.И. Савельев, автор 6 законопроектов, «точечно», по его словам, подстраивающим, российское законодательство под внедрение исламских финансовых принципов, (полагаю, что в действительности - снимающим некоторые запреты, не позволяющие полноценно использовать тот или иной исламский финансовый инструмент в России – И.З.);
  • Директор департамента финансовой политики Министерства финансов Российской Федерации Сергей Платонов;
  • Советник Премьер-министра Республики Татарстан, Президент фонда IBFD Линар Якупов;
  • Эксперт лондонской юридической компании, сопровождающей международные сделки по выпуску сукук и привлечению средств, используя сырьевую мурабаху, Хамзат Асабаев.

Первым выступил депутат Государственной Думы ФС РФ Дмитрий Савельев, ознакомив собравшихся с результатами своей работы в области развития исламских финансов. В частности, он рассказал о том, что Комитет по финансовому рынку Государственной Думы РФ организовал экспертную группу (экспертный совет) по партнерскому банкингу, в составе которой на общественных началах работают представители регулятивных, законодательных органов, профессионального и научного сообщества, формируя благоприятную законодательную среду для развития партнерских финансов в России. За 2015 год (с марта по декабрь) было подготовлено 6 законопроектов, преследующих цель точечных изменений в законодательстве, правда, не все их них нашли поддержку в Министерстве финансов и Центральном банке страны. В частности, первый законопроект, снимающий запрет коммерческим банкам осуществлять торговую деятельность, что чрезвычайно важно для применения банками исламского финансового инструмента мурабаха, чаще всего используемого в исламском финансовом мире, не нашел поддержки в Министерстве финансов России, которое, помня еще лихие 1990-е годы, опасается, что коммерческие банки, не имея законодательных ограничений, сменят профиль своей деятельности с банковской на торговую.

Во время своего выступления Линар Якупов, известнейший в России эксперт по исламским финансам, начавший заниматься этой проблематикой 14 лет назад, рассказал о возросшем авторитете и востребованности ежегодного мероприятия Казань Саммит в формате "Россия – Организация исламского сотрудничества", а также презентовал труд малазийско-российского консорциума ученых и практиков, представляющий собой ТЭО создания исламского банка на территории Республики Татарстан в качестве пилотного проекта исламского банка в России. Данный документ был подготовлен на грант Правительства Малайзии, выданный по соглашению с Президентом РТ Р.Н. Миннихановым, подписанным в марте 2014 г. в Казани. В своей краткой презентации Линар Якупов также напомнил о предстоящем 15 марта в г. Москве международном форуме IFN CIS&Russia 2016 и пригласил всех принять участие в его работе.

Юрист Лондонской компании Хамзат Асабаев посвятил свою презентацию юридическим и коммерческим аспектам проведении сделок по привлечению иностранных инвестиций, используя лондонскую площадку. Речь шла о сырьевой мурабаха и сертификатах долевого участия – сукук.

При наличии достаточно интересной и грамотно структурированной в схемах, диаграммах и слайдах информации, некоторые моменты его выступления требуют дополнительного разъяснения и дополнения.

Так, шариатская «чистота» большинства приведенных сделок вызывала у меня сомнение. Так, он привел в пример в качестве проведенной с использованием исламских принципов сделку по приобретению компании Aston Martin инвестиционными фондами из Кувейта с привлечением £225 миллионов в соответствии с принципами murabaha, но остальные средства по этой сделке были привлечены кувейтцами на ссудно-ростовщических принципах у банков США. По словам юриста, некоторые богословы, входящие в шариатские советы, разрешают своими фетвами и такие синдицированные заимствования. Здесь мне непонятна сама необходимость подобной смешанной структуры операции. Согласно правилам шариата, сделки должны иметь «два конца» – то есть чистота операции должна соблюдаться до ее окончания. Если кувейтцы захотели приобрести автомобильную компанию и перевести ее в разряд «халяльных», они должны использовать инструменты и средства, полностью соответствующие шариату. Если привлекаются средства по исламским финансовым принципам, то и вкладывать их надо в активы, разрешенные исламом. А в приведенной сделке, если спикер точно донес информацию, харамными деньгами американских банков кувейтцы испортили всю операцию. Каков тогда смысл обращаться к исламским инвесторам? Можно было заимствовать всю сумму, необходимую для покупки люксового автопроизводителя, у американских или европейских банков-ростовщиков.

Кроме того, отмечу, что некоторые исламские правоведы, как раз в странах Ближнего Востока не признают операцию сырьевой мурабаха (таваррук) полностью соответствующей шариату и призывают отказываться от использования этого инструмента, и даже призывают ограничивать использование сделки мурабаха, в целом заменяя его сделками на основе мудараба и мушарака.

И выступление Хамзата лишь подтверждает, что исламские финансы в мире прошли первоначальный этап развития, когда «пионеры движения» очень щепетильно и трепетно относились к каждой операции и каждому новому инструменту, и отказывались от любой, даже очень коммерчески выгодной операции, при наличии даже легкого сомнения в соответствии сделки канонам шариата. Наступила стадия, когда на исламский финансовый рынок пришли новые игроки (зачастую филиалы ссудно-ростовщических банков – Citibank, HSBC, Standard Chartered bank и др.), которые рассматривают исламские финансы исключительно как бизнес-модель для заработка или средство диверсификации инвестиций и не задумываются об этико-конфессиональных канонах исламских финансов, для них наличие шариатского совета и шариатских аудиторов в штате компании лишь необходимость, несущая дополнительные расходы, от которых пока, невозможно отказаться.

Поэтому российскому бизнесу, имеющему намерение развивать исламские финансы и строить свою работу, соблюдая соответствие шариату любого аспекта своего предприятия, важно обращать внимание, прежде всего, на соблюдение исламских финансовых канонов, именно это на первоначальном этапе позволит сформировать устойчивую клиентскую базу. А вопрос получения прибыли будет второстепенным и будет оставаться им, но, как показывает история развития исламских финансовых институтов в других странах, доходы будут даже выше, чем в ссудно-ростовщических банках при условии следования основным исламским финансовым принципам.

Во время презентации был поднят еще один дискуссионный вопрос, касающийся роли шариатских ученых и их взаимодействия с исламскими финансовыми институтами. Хамзат Асабаев привел слова известнейшего исламского правоведа Таки Усмани, что, несмотря на наличие сомнений по поводу чистоты проведенных сделок, никто не может вернуться назад и отменить решение шариатского совета, которое было дано на начальном этапе заключения сделки. У меня есть определенные сомнения в правильности цитирования уважаемого Т.Усмани, но, если цитата взята дословно и правильно переведена, полагаю, что речь идет от тех сделках, которые уже закрыты. Думаю, что выдающийся исламский ученый имел в виду, что нецелесообразно подвергать сомнению и ревизии прошлые операции, поскольку с точки зрения сегодняшнего дня трудно учитывать все обстоятельства, которые сопутствовали сделке, разрешенной шариатскими учеными. Хотя, находясь в Малайзии на учебе, я слышал от профессоров ИНСЕИФ, что в истории были случаи признания операции (иногда даже деятельности) нелегитимной (то есть не соответствующей шариатским принципам) через определенный период после завершения сделки, и в этом случае вступал в действие механизм пурификации, то есть очистки от «нехаляльных» активов и заработков. В этом случае все нелегитимные с точки зрения шариата доходы перечислялись на благотворительность.

А если сделка не закрыта, то ее соответствие исламским принципам является объектом ответственности Кроме внешнего шариатского совета есть шариатскиех аудитороыв, которые на постоянной основе осуществляют мониторинг операций до момента закрытия проекта – погашения сукук или возврата инвестиционных ресурсов при таваррук. Если хотя бы у одного из аудиторов возникнет сомнение в шариатской чистоте хоть одного элемента операции, он может использовать право вето и заблокировать дальнейшее прохождение сделки. Наличие общего разрешения не означает полную индульгенцию на весь проект с сукук или мурабахатаваррук, шариатские контролёры обязаны отслеживать процесс прохождения операции и подтверждать текущий статус соответствия шариату всех ее элементов.

Наиболее спорное, с моей точки зрения, выступление принадлежало представителю Минфина С. Платонову. Он считает, что исламские финансы не нуждаются в какой-либо государственной поддержке, и создавать для них какие-то условия, включая благоприятную законодательную среду, не нужно. Руководитель Департамента финансовой политики Минфина России полагает, что исламским финансам надо дать возможность развиваться в существующих суровых российских реалиях (почти как ростку на асфальте – И.З.). Он убежден, что законодательные акты, направление на улучшение положения исламских финансовых институтов нецелесообразны и это нечестно по отношению к другим конфессиям. А создание комплексного закона об исламской финансовой деятельности – дело вообще не перспективное и думать о нем сильно преждевременно, и в случае острой необходимости можно обойтись точечными изменениями в отдельные федеральные законы или кодексы. Во-первых, Сергей Платонов путает конфессиональную (религиозную) деятельность и, соответственно, религиозные институты, созданные исключительно для религиозных обрядов (общины, мечети, общества, школы) и исламские коммерческие операции, осуществляемые предпринимателями, исходя из их мировоззрения; устоявшуюся в мире определенную бизнес-модель, более устойчивую к кризисам, предсказуемую и менее рискованную.

Россия с 1991 года провозгласила о присоединении к концепции правового государства, одним из принципов которой является учет интересов миноритариев. В России сейчас проживают, по разным оценкам, от 20 до 27 млн мусульман, которые составляют 18-20 % населения страны. Это уже одна пятая всего населения, если мы учитываем в рамках социальной ответственности интересы и потребности инвалидов, людей ограниченными возможностями (что правильно и похвально), почему же интересы и потребности одной пятой населения страны игнорируются?

Во-вторых, я не столь уверен в правильности подхода относительно точечного изменения законодательства, когда идем по линии наименьшего сопротивления, может получиться как с «точечной застройкой» в Москве, когда «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Опыт других стран показывает, что один комплексный закон об исламских финансах (в Малайзии –Акт № 276 «Об исламской банковской деятельности» от 1983 г.) стал реальным катализатором развития исламского финансового сектора в Малайзии и других прилегающих странах, а принятые в Киргизии и Казахстане промежуточные, точечные законодательные акты дали «путевку в жизнь» только по одному финансовому институту в каждой республике и при активной государственной поддержке и иностранном капитале, и за пять лет не появилось не одного розничного исламского банка. Существуют, конечно, и иные причины такой ситуации в Казахстане и Кыргызстане, а именно: неподготовленность бизнес-структур, недостаток финансовой грамотности и консервативизм населения.

Позиция Министерства финансов по отношению к исламским финансам, озвученная на Форуме, позволяет предположить, почему до сих пор это фискальное ведомство (даже в условиях западных санкций и неблагоприятной товарной конъюнктуры) не заинтересовалось возможностью выпуска суверенных сукук, почему Минфин России до сих пор не имеет разработанных планов привлечения инвестиций из восточных стран, в т. ч. с использованием исламских финансовых инструментов. Чиновники этого ведомства или слишком заняты секвестром социальных расходных статей бюджета в связи с падением цен на сырьевые товары, или стараются уходить от проблем, которые пока не настали. По всей видимости, Минфину России требуется значительно больше времени, чтобы изучить данную проблематику и окончательно осознать, что исламские финансы – это данность, развивающаяся во всем мире, они придут в Россию достаточно скоро и изнутри и извне, эти же все регулятивные, законодательные, организационные, теологические и коммерческие вопросы придется решать в будущем, но тогда на поиск решения будет меньше времени.

Данная дискуссия в рамках Гайдаровского форума приводит меня к следующим выводам:

1. Исламские финансы в России – тема архиважная и архиактуальная, именно сейчас настало время развивать это направление в банковской системе, страховом и фондовом рынках. Это понятно всем, и представителям властных структур, и профессиональному и научному сообществу.

2. Но ряд чиновников из экономических ведомств призывает не торопиться, считая общий мировой объем активов исламских финансовых институтов, не говоря уже о российских, не достаточным показателем для формирования законодательной базы и предоставления исламским финансам возможностей для развития в нашей стране.

3. Финансовая грамотность, особенно осведомленность об исламской финансовой модели и используемых инструментах, в России, как среди населения, так и среди финансовой и политической элиты, а также сотрудников государственных структур, находится на достаточно низком уровне.

4. Изучая с точки зрения возможного использования исламские финансовые операции разных стран, стоит, прежде всего, учитывать «чистоту сделки, т.е. соответствие всех элементов деятельности шариату», поскольку, если в погоней за цифрами и темпами развития, мы забудем про базовые основы, то можем уже на начальном этапе отвратить от данных сделок истинных верующих мусульман (устойчивую клиентскую базу для исламских финансовых институтов), для которых именно духовная чистота является первым фактором притяжения к исламским финансам.

Источник: MuslimEco.ru

16.01.2016

Эксперт Ильяс Зарипов

Кандидат экономических наук, магистр практики исламских финансов, доцент. Окончил аспирантуру Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, получив степень кандидата экономических наук, и Университет ИНСЕИФ при Центральном банке Малайзии, г. Куала-Лумпур, получив диплом эксперта в области исламских финансов и степень магистра практики исламских финансов.
С сентября 2011 по настоящее время - Советник Правления ПАО Банк ЗЕНИТ. Занимается консультированием по банковским инструментам, соответствующих шариату, координирует деятельность структурных подразделений в области разработки, создания и имплементации исламских финансовых продуктов, участвует в межбанковских проектах по тематике исламского банкинга; осуществляет взаимодействие с государственными и законодательными органами, профессиональными ассоциациями по данной проблематике.
Автор пяти монографий и 122 публикаций в специализированных экономических изданиях. По тематике исламских финансов опубликовано 50 статей, две из них – на английском языке в Малайзии, одна – на арабском языке в Саудовской Аравии. Имеет солидный опыт педагогической деятельности.

Кандидат экономических наук, магистр практики исламских финансов, доцент. Окончил аспирантуру Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, получив степень кандидата экономических наук, и Университет ИНСЕИФ при Центральном банке Малайзии, г. Куала-Лумпур, получив диплом эксперта в области исламских финансов и степень магистра практики исламских финансов.

С сентября 2011 по настоящее время - Советник Правления ПАО Банк ЗЕНИТ. Занимается консультированием по банковским инструментам, соответствующих шариату, координирует деятельность структурных подразделений в области разработки, создания и имплементации исламских финансовых продуктов, участвует в межбанковских проектах по тематике исламского банкинга; осуществляет взаимодействие с государственными и законодательными органами, профессиональными ассоциациями по данной проблематике.

Автор пяти монографий и 122 публикаций в специализированных экономических изданиях. По тематике исламских финансов опубликовано 50 статей, две из них – на английском языке в Малайзии, одна – на арабском языке в Саудовской Аравии. Имеет солидный опыт педагогической деятельности.

Все статьи эксперта

Добавить свой отзыв:

Имя*:
e-mail:
Должность:
Комментарий*:
Регион:
Контактные данные: