опрос месяца

Результаты

Исламская финансовая модель – стратегический ориентир движения экономики России

Экономическая деятельность, которая осуществляется с ограничениями, продиктованными исламскими принципами, получившая название «исламские финансы» (ИФ), в настоящее время является чрезвычайно актуальной темой. Она стала появляться в России в форме научных публикаций и дискуссий со второй половины 1990-х годов в рамках переосмысления роли финансовой и банковской системы в ответ на многочисленные кризисы традиционных ссудно-спекулятивных финансов, приводящих к разорению миллионов компаний, предпринимателей, работающих у них людей. Данная проблематика получила «второе дыхание» в 2014 г., к удовлетворению ее сторонников, прозвучав почти на всех федеральных каналах телевидения, радио, а также в государственных и частных профессиональных журналах.

Осознав важность и перспективность исламской экономической модели, экспертное сообщество не только определило законодательные, регулятивные, организационные, налоговые препятствия для развития исламских финансов в банковском секторе, страховании и финансовых рынках, но и сумело убедительно доказать, что именно сейчас в интересах России необходимо последовательно эти препоны устранять. Одной из самых активных в этом отношении организаций проявила себя созданная в марте 2010 г. Российская ассоциация экспертов по исламскому финансированию (РАЭИФ), которая совместно с Советом муфтиев России (СМР) не только рекомендует своих экспертов для участия в образовательных мероприятиях, семинарах, конференциях и форумах, но и осуществляет экспертную оценку юридических и финансовых документов в области исламских финансов.

Именно при активном участии экспертов РАИЭФ были переведены на русский язык и опубликованы шариатские стандарты по основным исламским финансовым инструментам, разработанные и принятые влиятельной международной организацией AAOIFI [Accounting and Auditing Organization for Islamic Financial Institutions — Организация по аудиту и бухгалтерскому учету исламских финансовых институтов, международная организация, расположенная в Манаме (Бахрейн). Одна из трех международных организаций, определяющих «правила игры» в исламском финансовом секторе; www.aaoifi.com] и эта работа продолжается, поскольку стандарты пересматриваются и дополняются.

Кроме того, РАЭИФ инициировала разработку поправок в законодательство Российской Федерации, снимающих правовые, регулятивные и налоговые барьеры на пути развития исламских финансов в банковском, страховом секторе и на финансовых рынках России.

Более того, нашлись сторонники развития исламской финансовой модели, как в Комитете Государственной Думы по финансовому рынку, так и в национальном мегарегуляторе – Центральном банке России. Эти два органа (законодательный и регулятивный) приняли решение организовать рабочие группы (экспертную — в Госдуме РФ, межведомственную – по партнерскому банкингу — в Банке России).

Практическая деятельность, основанная на исламских финансовых принципах, представлена в России не так активно, но все же есть примеры успешного функционирования финансовых домов «Амаль» в Татарстене и «Масраф» в Дагестане, товарищества на вере «ЛяРиба-Финанс» (г. Махачкала), ТМИК (г. Казань); есть опыт двух успешных сделок привлечения иностранных инвестиций со стороны банка «АкБарс» (г. Казань) с применением товарной мурабахи. Есть попытки структурировать некоторые страховые продукты, соответствующие шариату. Скажем, что пока исламские финансовые институты в России находятся только на начальной стадии развития и в по своему размеру находятся на уровне компаний микрофинансирования.

В нашей многонациональной, поликультурной, многоконфессиональной и стране, где идеи ислама традиционно с царского времени встречали неприятие в руководящих кругах, несмотря на многовековую историю мирного совместного проживания и сосуществования православных, мусульман, иудеев и людей других конфессий; путь внедрения исламских финансов представляется нам, если не тернистым, то очень запутанным и сложным, как, впрочем, и большинство дорог в России. Но, несмотря на это, многие энтузиасты уже отправились в путь, и сделав несколько шагов, не остановились, а продолжают двигаться вперед.

Наиболее активно обратиться к изучению исламских финансовых принципов заставили санкции США, ЕС, Канады, Австралии и некоторых других стран, которые лишили российские государственные и частные компании относительно дешевых и долгосрочных финансовых средств и заставили «левую голову российского двуглавого орла наконец открыть глаза» и посмотреть на восток, «вспомнив» о богатых ликвидностью странах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, часть из которых в свою очередь перешли на исламские принципы в экономике, кто полностью, кто частично уже в 1970-80 годы, и в настоящее время в основном предпочитающие использовать данные принципы при инвестировании в другие страны.

Современный глобальный мир стоит на пороге смены парадигмы развития. Это в первую очередь объясняется количеством и остротой противоречий, накопленных за всю его историю, в особенности, за последние 200 лет.

Из имеющихся возможных и действующих альтернатив существенный интерес и актуальность представляет сама концепция исламского мировоззрения, частью которой является соответствующая шариату система исламских финансов (ИФ).

Можно представить исламские финансы геометрически в виде треугольника, стороны которого составляют политические, экономические и морально-этические (религиозные) аспекты.

Некоторые эксперты говорят даже о таком явлении, как «исламская альтернатива» [Малашенко А., Исламская альтернатива и исламистский проект: Монография. – М.: Весь мир, 2006. c.8], что является специфической формой ответа на вызов глобализации, стремлением мусульман определить собственную нишу в мировом развитии, продемонстрировать возможность оригинальной модели общественного уклада, который построен на принципах ислама. Необходимо понимать, что ислам – это не просто свод религиозных правил, обрядов и праздников, ислам формирует свой порядок устройства общины, общества, государства, права и экономической деятельности мусульман.

В отличие от христианства, где повседневная часть жизни прихожанина зачастую отделена от собственно религиозных правил, в исламе религиозные постулаты вплетены в повседневную жизнь мусульманина. И для исламского общества религиозная альтернатива естественна – в ней присутствуют в равной мере духовное и светское (прагматическое) начало.

Но, если в религиозной части (ибадат) действует принцип «надо делать только так, как предписано, все остальное запрещено», а в части, регулирующей повседневную жизнь мусульманина (муамалят), работает более либеральный принцип «разрешено все то, что не запрещено»

Актуальность исламской альтернативы обустройства общества вызвана технологическим отставанием исламского мира от западных обществ, поскольку, несмотря на наличие значительного объема денежных и сырьевых ресурсов, большинству государств Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии все-таки не удалось до конца провести полноценную модернизацию общества, сохранив уязвимости и зависимость от западных технологий. Заметим, что быстрый путь экономического развития по типу советской «индустриализации» предполагал некоторые компромиссы и изменение менталитета, поэтому предлагаемые извне и часто реализуемые исламскими странами с участием иностранных советников модели развития изначально не могли быть приемлемы для большинства мусульман, и потерпели фиаско.

Итак, исламская альтернатива – это своего рода форма самозащиты, попытка сохранения культурной идентичности, испытывающей колоссальное внешнее давление.

Что касается экономической сферы и, в частности, исламских финансов, в глобальном плане они показывают результаты, отличные от показателей их ссудных «собратьев». Спекулятивные банки разоряются, исламские банки не только не ухудшают свои финансовые показатели, но и поступательно растут на 15-20% ежегодно. Спекулятивные финансовые институты теряют клиентов, исламские компании только наращивают свою клиентскую базу. По оценкам EY, к концу 2018 года в мире исламские финансы будут контролировать активы на общую сумму 5 трлн. долл. США, а к 2020 году – 6,5 трлн. долл. США [Ernst&Young. World Islamic Banking Competitiveness Report, 2014]. И эти цифры вызывают не только уважение, но и даже некоторое опасение у спекулятивной системы, построенной на ссудном проценте.

Кроме того, апологет и сердце мировой ссудно-ростовщической системы – США, показывают столь плачевные финансовые результаты, одновременно проявляя неприемлемый даже для многих союзников политический авантюризм и волюнтаризм, что заставляет даже прежних сторонников пересматривать принципы функционирования и искать альтернативные пути развития экономики своих стран. Кстати, большинство бывших государств т. н. «третьего мира» (Китай, Индия, Иран, Южная Корея, Малайзия, Индонезия) уже в настоящий момент по своему экономическому, военному и политическому потенциалу превосходят некоторые западноевропейские страны, находящиеся в глубоком долговом упадке. В каждой из этих быстрорастущих азиатских стран проживает значительное количество мусульман (в некоторых странах мусульмане составляют преобладающее большинство). Именно для них, ранее мало вовлеченных в финансовый оборот своих стран из-за религиозных принципов, стали постепенно вводиться инструменты, основанные на канонах ислама.

В ХХ веке в достаточно большом количестве стран реальную альтернативу капитализму представлял «коммунистический проект». Наиболее мощным его представителем был Союз советских социалистических республик (СССР) – государство «рабочих и крестьян», которое по замыслу создателей, должно было основываться на принципах социальной справедливости, где свободное развитие каждого индивида было бы залогом свободного развития всех.

Однако, ключевым фактором реализации и развития такого рода общества, по нашему мнению, должно было стать создание «нового человека» – полностью сознательного индивида, нацеленного на общее благо. К сожалению, в крестьянской, аграрной России начала двадцатого века, где даже городские пролетарии – это были вчерашние крестьяне с присущей им психологией мелкого собственника, создание человека с новыми психо-философскими установками в исторически короткий срок оказалось практически невозможной задачей. Организация широкомасштабного и ускоренного «народного образования», вызванного вначале необходимостью ликвидации неграмотности, а затем основанная на принципе всеобщего среднего образования, привела не к наличию большого количества сознательных, думающих и реально образованных граждан, а к обратному эффекту, когда образовательные учреждения приводили к усреднению и стандартизации молодого поколения, внедряя идеологические установки через общественные дисциплины.

Одним из идеологических постулатов, активно проводившихся в жизнь, начиная с 1920-х годов, был атеизм и любое отрицание религии, принимавшее в некоторые годы агрессивные формы в виде репрессий по отношению к религиозным деятелям, конфискации имущества общин и т. д. Однако невозможность заместить новой «коммунистической» идеологией и принципами «строителей коммунизма» исторически выдержанные и генетически абсорбированные народом религиозные каноны, существовавшие в то время в виде народных традиций, праздников, сказаний, и не исчезающих даже в годы самого жесточайшего давления, привела к отсутствию сдерживающих факторов, налагаемых ранее этико-конфессиональными ограничениями основных традиционных религий в России, а существующий идеологический вакуум (неприятие советской идеологии и отсутствие религиозного воспитания) стал быстро наполняться западными ценностями при любых ослаблениях государственного контроля («оттепель» 1960-х, «перестройка-гласность-ускорение» середины 1980-х годов).

Стало понятно, что идеологические установки не смогут заменить человеку материальных стимулов. Кроме того, уровень сознательности и наличие энтузиастов, верящих в «светлое будущее человечества» смертельно «подкосила» Великая отечественная война. Послевоенное же поколение не получилось воспитать так же, как отдавших свои жизни и здоровье за будущие поколения и за Родину людей 1920-1926 годов рождения.

Кроме того, попытки построить альтернативные модели, такие как «социализм» в отдельно взятом государстве, оказались в историческом плане недолговечны, поскольку планово-социалистический метод проиграл капиталистическому и по трудовым показателям: стимулам к труду и производительности.

Вместе с тем, старение руководства страны, руководителей среднего звена, их нежелание проводить серьезные экономические реформы, низкий реальный образовательный уровень населения, несмотря на обязательное среднее образование, «наказуемость» любых инициатив, снижение пассионарности населения, отсутствие «социальных лифтов» для молодежи «без связей», перекос в сторону развития оборонного сектора в ущерб всем остальным отраслям в совокупности с успешной реализацией планов США и их союзников по разрушению СССР (снижение мировых цен на нефть – основной статьей бюджетных поступлений в резервной валюте), втягиванию СССР в гонку вооружений в совокупности с формированием «пятой колонны» среди диссидентов и либералов, а также замещением идеологических догм), ослабило Советский Союз так сильно, что СССР – флагман и форпост социализма в мире, на который равнялись многие освобожденные от колониализма страны, в 1991 прекратил свое существование, надолго дискредитировав идею «социального равенства и братства». Однако, мечта о справедливом обществе по-прежнему живет глубоко в сознании большинства людей всего мира.

Несовершенство капиталистической модели обустройства общества было понятно еще К. Марксу, который одним из первых подверг его справедливой и конструктивной критике. Капиталистическая система хозяйствования, как справедливо отмечали ещё классики «марксизма – ленинизма», в начале ХХ века вступила в свою высшую и последнюю стадию – империализм. А уже к началу ХХI века усилиями «империалистического интернационала» империализм перешел в еще одну форму – глобализм. По замыслу создателей, данная система должна существовать вечно, постепенно трансформируясь в глобальную диктатуру «золотого миллиарда «патрициев» для всего остального «плебейского» населения планеты.

Глобализм как концепция начал внедряться в последние два десятилетия XXвека и только активизировался в XXI столетии. Именно в нашем веке стали понятны не только ученым, политикам, но и простым гражданам все недостатки предлагаемой системы. Созданные региональные страновые союзы, типа ЕС, «трещат по швам», долговые проблемы отдельных стран (Греции, Италии, Испании) поставили на грань выживания весь Европейский Союз, усилив сепаратизм отдельных территорий даже внутри стран (Каталония в Испании, Шотландия в Великобритании), свобода перемещения денежных, товарных и трудовых ресурсов привела к тому, что спекулятивные капиталы (т. н. «горячие деньги»), беспрепятственно перемещаясь через границы, обрушивают национальные рынки отдельных стран, приводя к финансовым кризисам. Кроме того, введение принципа «свободы перемещения» привело к тому, что миграционные потоки из нестабильных азиатских и африканских стран стали перемещаться в Европу, ставя под угрозу политическое и экономическое равновесие европейских государств.

Итак, в настоящий момент система глобализма вносит хаос в политический мировой порядок, основанный на политическом суверенитете самостоятельных государств во всех регионах планеты, а также отражает экономическую деградацию модели хозяйствования, основанной на экономическом росте и постоянном расширении рынков. Все эти процессы за последние 10 лет ускорились и происходят в настоящее время.

Одним из краеугольных камней глобализма является «мультикультурность». Само по себе нейтральное и безобидное понятие, будучи трансформированным в идеологический инструмент международной политики, и ориентированным определенным образом, несет разрушительную угрозу нациям и народам планеты.

Коротко поясним: мультикультурность извращенно трактуется как «плавильный котел» для национальных культур народов, их традиций и верований. Хотя правильный смысл мультикультурности заключается в сохранении многообразия культур разных народов в рамках единого целого – новой исторической общности единого народа, как пытались сделать, например, в СССР.

Современная стадия капитализма, основанная на глобальных технологиях с характерными для этого явлениями: мгновенными перемещениями спекулятивных капиталов, разъединением связок «товар-деньги» и «финансовый сектор – производственный сектор»; преимуществом сферы услуг над сферой производства; распространением производных и иных «виртуальных» финансовых инструментов (составляющих в некоторых странах 200-300% от ВВП), свободной миграцией трудовых ресурсов, коллективным принятием решений и соответственно «размытием» ответственности, доминированием глобальных корпораций и экономико-политическим могуществом сверхбогатых людей (олигархов), унификацией инструментов, технологий, продуктов питания, образа жизни, креном от накопления к потреблению; не может не вызывать протестов у тех думающих людей, которые понимают, что эта глобальная корпоративная «Огромная Рекламная Машина» [Michael Mihalik. Debt is Slavery and 9 Other Things I Wish My Dad Had Taught Me About Money/ October Mist Publishing, 2007 p. 28] может «перемолоть» все традиционные ценности, оставив людям только возможность использования стандартного набора продуктов, как питания, так и финансовых.

Не все сейчас понимают, что итогом глобализации станет то, что не будет различий по национальности, не будет разных культур, языков, традиций, религий. Предполагается, что всё человечество будет говорить на одном искусственном языке с помощью прослушиваемых спецслужбами и конкурентами гаджетов, будет слушать одну музыку, носить одну и туже одежду и есть одну и ту же искусственную еду.

Наличие на планете огромных масс необразованных или плохо образованных и примитивно мыслящих людей требует создания простых коротких и четких правил организации их жизнедеятельности. Отметим, что такие правила должны основываться на принципах социальной справедливости, распределения материальных и финансовых, а также информационных благ и равенства всех перед едиными понятными всем законами. Такие правила должны быть ориентированы на обуздание наиболее агрессивных и алчных представителей человеческого рода, которые наделены способностями жить за счет труда других и воспроизводить это господство в новых поколениях, накапливая астрономические состояния, трансформируемые на протяжении истории человечества в вечную политическую власть отдельных семейств! Согласны, что люди рождаются от природы в не равных условиях, но эта предпосылка не оправдывает вечную бедность населения некоторых регионов мира и чудовищно несправедливое распределение доходов и благ в масштабах планеты.

Современный изменчивый и мимикрирующе - турбулентный мир с отсутствием духовности, морали, совести, размытыми или переставленными понятиями добра и зла, забытыми традициями, историей и канонами, засильем масс-культуры, культивирующей свободу на уровне вседозволенности и толерантность к явлениям, которые являются грехом с точки зрения всех мировых религий, с жесточайшим расслоением на всех уровнях – от континентального до межгруппового, напоминает бочку с порохом, бикфордов шнур которой уже начал тлеть.

Следует как можно скорее найти иной путь, настоящий путь, который позволит вывести все человечество из ситуации, которая однозначно ведет к социальному взрыву и межстрановым конфликтам. Ресурсы на планете сокращаются, некоторые исчезают вовсе. Запасов нефти при таком же интенсивном ее потреблении хватит без открытия новых месторождений и применения новых технологий на 80-150 лет, земля истощается, водный оборот нарушается. Еще несколько десятилетий и в дефиците будут продукты питания, питьевая вода будет стоить дороже нефти. И это также возможная причина серьезных боевых столкновений в борьбе за ресурсы.

Сейчас природные богатства распределяются несправедливо, на удовлетворительном уровне существует только 1/6 часть мирового населения. Так называемый «золотой миллиард» фактически паразитирует на остальных, эксплуатируя для своей выгоды и потребления общие мировые сырьевые и иные активы.

Пересмотру должна подлежать и сама доминирующая в мире концепция ссудно-ростовщических финансов, несправедливая по своей сути, но в настоящее время достигшая своего апогея. Неадекватная система распределения материальных ресурсов в мировом масштабе уже привела к тому, что, по подсчетам Oxfam, международной организации, борющейся против бедности, 80 богатейших людей мира контролируют столько же активов, сколько есть в распоряжении 3,5 млрд. людей. И за 2015 год состояние богачей увеличилось почти вдвое (на 47%) [https://www.oxfam.org/en/pressroom/pressreleases/2015-01-19/richest-1-will-own-more-all-rest-2016].

Чтобы изменить это и найти средство, которое потушит тлеющий уголек всеобщего недовольства, следует обратиться к истокам – взять самую «последнюю версию» из мировых религий – Ислам и использовать принципы справедливости, заложенные в источниках Ислама – Священном Коране, Сунне, шариате. Именно законы шариата (по-арабски: «путь») могут действительно указать направление движения всего человечества, но надо руководствоваться при использовании информации первоисточниками, а не слушать толкования и мнения различных самопровозглашенных «исламских» ученых и шейхов типа руководителя ДАИШ [ДАИШ или ИГИЛ – организация, признанная экстремисткой и запрещенная в России – прим. ред.] аль-Багдади.

Традиционный ислам учит бережно обращаться с любым имуществом, уважать ближнего, приветствует «людей писания» (христиан, иудеев), милосерден даже к врагам, разрешая убийство только на поле боя и вооруженного человека для защиты своей жизни.

Ислам в качестве одного из пяти столпов религии обладает институтом «закята» – религиозного налога (около 2,5% определенного вида активов и ежегодного дохода) с каждого имущего мужчины и женщины, который направляется на помощь неимущим, инвалидам, поддержку мечетей, медресе, мактабов (школ); для путников и принявших ислам.

Такой налог позволяет снизить количество бедных, но и в то же время более равномерно перераспределить активы между людьми, снижая вероятность социальных выступлений в связи с недовольством большинства населения.

Но не все понимают и правильно воспринимают ислам. В странах с преобладанием людей других религий, например, в России, местные СМИ «нагнетают истерию» в связи продолжающимися зверствами солдат ИГИЛ. Принародные казни, выкладываемые в Интернет и распространяемые по каналам социальных сетей, приводят к запланированному результату – отвращению и страху граждан, дискредитации самого ислама и его постулатов, отождествлению радикальных исламистов и их феодальных кровавых методов традиционному исламу и его гуманистическим ценностям.

Силы, придумавшие, поддержавшие и продолжающие спонсировать и управлять радикальными исламистскими движениями, имеют далеко идущие планы. С одной стороны, они создают вооруженный конфликт в самом сердце Ближнего Востока: «подогревая» его или «замораживая», можно манипулировать ценами на нефтепродукты и влиять на правительства ряда стран. С другой стороны, они дискредитируют настоящий ислам как религию добра, мира, братства, а вместе с тем и исламские финансовые принципы и инструменты, ослабляя стабильно растущего конкурента своим спекулятивным и виртуальным финансам.

ДАИШ, до этого «Аль-Каида» и «Талибан» помимо исполнения функции военного «тарана» разведслужб политически доминирующих в мире государств и личного обогащения некоторых представителей этих стран за счет контроля за захваченными ресурсами в попытке дискредитировать постулаты ислама и напугать «глобального обывателя», прибегают к запредельной жестокости постановочных сцен казней. А напуганным людям проще объяснить, что только «международный финансовый интернационал», представленный правительствами стран «Группы Семи», за которыми стоят интересы глобальных корпораций и западных олигархов, может всех спасти от «ужасов средневековья».

Такие сценарии уже проводились в жизнь ранее и имеют исторические аналоги. В результате – получим единое мировое правительство, потерю странами военного и политического суверенитета, и, конечно, единую новую мировую религию.

Россия, в силу своей уникальности и по протяженности территории, и по количеству народностей, конфессий, традиций и культурных ценностей, менталитету, исторически сложившихся ритуалов; обладает своим, особым взглядом на действительность. Исторически понятия законности и справедливости «разведены» и редко совпадают, особенно явно это прослеживается на уровне естественного (общинного) сознания. Это явилось одной из причин возникновения «понятий», то есть норм неформального права, по которым люди живут, и регулируют свою деятельность, особенно в тех сферах, где нет государственных законодательных установок. Эти понятия ясны всем и соблюдение их зачастую вызывает большее уважение окружающих, чем только лишь исполнение законов, поскольку «понятия» ассоциируются с народными традициями, олицетворяют исторически сложившуюся связь поколений, а закон – это всего лишь правовые нормы, придуманные людьми, стоящими у власти. В России уже существует такие неформальные правила, которые охватывают всю повседневную жизнь человека и воспринимаются всеми членами общества на уровне «хорошо-плохо». Этим российские «понятия» схожи с правилами шариата, которые уже также воспринимаются мусульманами не как производные от религиозных норм и запретов, а как древние народные традиции, передающиеся от дедов к отцам и от отцов – к детям. Таким образом, в России достаточно безболезненно может быть адаптирована исламская модель ведения бизнеса, хотя возможно и с некоей уникальной российской спецификой.

В завершении моей небольшой заметки хотел бы привести некоторые обобщения и рекомендации, которые немного шире круга описываемых выше проблем.

Учитывая сложную и многовекторную геополитическую и экономическую ситуацию в мире, особенно, стремление ряда западных «партнеров» изолировать Россию, превратить ее в государство-изгой, нашей стране следует сосредоточиться на реализации ключевых направлений, среди которых развитие исламских финансов будет занимать достойное место:

1) Продолжать проводить свою внешнюю политику, руководствуясь исключительно национальными интересами;

2) Развивать всевозможные политические, экономические, финансовые союзы и объединения с другими независимыми странами, постепенно расширяя зону влияния и противодействуя недружественным государствам принимать непродуманные и не выгодные нам решения

3) Рационально расходовать свои сырьевые ресурсы, параллельно создавая иные экспортно-востребованные продукты и технологии. Особенно следует обращать внимание на чистоту почв и питьевой воды, финансировать экологические и энергосберегающие программы, биотехнологии.

4) Ускоренно развивать отрасли, которые могут заместить в бюджете доходы, сократившиеся от падения цены на нефть и другие сырьевые товары. Одним из перспективных в этом отношении направлений может стать иностранный и внутренний туризм (включая халяльный туризм). Для этого следует стимулировать развитие соответствующей инфраструктуры (дорог, аэропортов, железнодорожной структуры, гостиниц, ресторанов и достопримечательностей), ориентируясь в основном на иностранных туристов из Азиатско-Тихоокеанского региона и стран Ближнего Востока.

5) Используя бюджетные, внебюджетные государственные фонды и частные инвестиции, обеспечить равномерное развитие различных регионов России, сфокусировав свои усилия, прежде всего на регионах Сибири и Дальнего Востока, создавая территории опережающего развития (ОПР), привлекающие национальный и иностранный бизнес. Среди таких территорий можно предложить Республики Татарстан и Дагестан, в которых создать отдельное правовое поле, стимулирующее развитие исламских финансов. В случае успешного развития проекта его можно распространить и на остальную территорию Российской Федерации.

6) Поддерживать свою «самородность» и аутентичность, противодействуя проникновению западной бездуховности на наш рынок.

7) Пересмотреть парадигму развития финансового сектора страны, ограничив риски, присущие спекулятивной ссудной модели, создав возможности для развития альтернативных финансовых инструментов, прежде всего, для уже апробированных исламских финансовых моделей. Поддержка на государственном уровне должна быть направлена на создание благоприятной законодательной, фискальной, регулятивной среды. При этом другие виды альтернативных финансов, также основанные на религиозно-этических принципах (православные, кошерные финансы), по нашему мнению, стоит рассматривать отдельно и лишь тогда, когда исламские финансы заработают в полную силу и смогут реально конкурировать с ссудными финансами, поскольку пока эти все виды финансов находятся только на стадии формирования концепции и нет ни одного уникального продукта, который уже получил бы одобрение соответствующих богословов.

8) В рамках задачи по решению социальных задач и улучшения взаимодействия власти и общества стоит, на взгляд автора, исходя из принципов целесообразности и справедливости, пересмотреть порядок предоставления социальных пособий и помощи, а также норм налогообложения, оставаясь социально ориентированным государством. А именно – постепенно переходить на прогрессивную шкалу налогообложения, ужесточив ответственность за неуплату налогов и нецелевое использование бюджетных средств, постоянно информируя налогоплательщиков о целях и объемах расходования их средств, создать эффективный механизм влияния налогоплательщиков на бюджетный процесс с быстрым внесением изменений на статьи, не представляющие стратегической и общегосударственной значимости.

9) Требовать от бизнеса большей социальной ответственности – регулировать взаимоотношения предпринимателей и наемных работников, исключая злоупотребления и возникновение ситуаций, приводящих к трудовым конфликтам и забастовкам.

10) Укрепление целостности общества как нации, развитие патриотизма, поддержание традиционных религиозных ценностей, избегая толерантности к неприемлемым консервативному российскому обществу и неестественным природе человека явлениям и политическим движениям, повышение эффективности борьбы с экстремизмом и терроризмом.

И.А. Зарипов

Источник: MuslimEco.ru

30.01.2016

Эксперт Ильяс Зарипов

Кандидат экономических наук, магистр практики исламских финансов, доцент. Окончил аспирантуру Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, получив степень кандидата экономических наук, и Университет ИНСЕИФ при Центральном банке Малайзии, г. Куала-Лумпур, получив диплом эксперта в области исламских финансов и степень магистра практики исламских финансов.
С сентября 2011 по настоящее время - Советник Правления ПАО Банк ЗЕНИТ. Занимается консультированием по банковским инструментам, соответствующих шариату, координирует деятельность структурных подразделений в области разработки, создания и имплементации исламских финансовых продуктов, участвует в межбанковских проектах по тематике исламского банкинга; осуществляет взаимодействие с государственными и законодательными органами, профессиональными ассоциациями по данной проблематике.
Автор пяти монографий и 122 публикаций в специализированных экономических изданиях. По тематике исламских финансов опубликовано 50 статей, две из них – на английском языке в Малайзии, одна – на арабском языке в Саудовской Аравии. Имеет солидный опыт педагогической деятельности.

Кандидат экономических наук, магистр практики исламских финансов, доцент. Окончил аспирантуру Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, получив степень кандидата экономических наук, и Университет ИНСЕИФ при Центральном банке Малайзии, г. Куала-Лумпур, получив диплом эксперта в области исламских финансов и степень магистра практики исламских финансов.

С сентября 2011 по настоящее время - Советник Правления ПАО Банк ЗЕНИТ. Занимается консультированием по банковским инструментам, соответствующих шариату, координирует деятельность структурных подразделений в области разработки, создания и имплементации исламских финансовых продуктов, участвует в межбанковских проектах по тематике исламского банкинга; осуществляет взаимодействие с государственными и законодательными органами, профессиональными ассоциациями по данной проблематике.

Автор пяти монографий и 122 публикаций в специализированных экономических изданиях. По тематике исламских финансов опубликовано 50 статей, две из них – на английском языке в Малайзии, одна – на арабском языке в Саудовской Аравии. Имеет солидный опыт педагогической деятельности.

Все статьи эксперта

Добавить свой отзыв:

Имя*:
e-mail:
Должность:
Комментарий*:
Регион:
Контактные данные: